8(499)343-27-33
8(964)647-88-49
m-pereezd@mail.ru
Главная Схема проезда
Звоните!
8(499)343-27-33
8(964)647-88-49

Территория станции

Это произошло давно. Но то, что случилось, не потеряло остроты и сегодня. Каждый раз, возвращаясь памятью к этому трагическому случаю, снова и снова задаешься вопросом, почему так произошло, кто и что должен был сделать, чтобы все участники событий, о которых мы решили рассказать читателям, вернулись с работы домой здоровыми и невредимыми.

Давайте попробуем разобраться вместе. А поскольку со всех, кто участвовал в происшествии, уже строго взыскано, не будем точно указывать место действия и изменим фамилии. В конечном счете, не это главное.

Утро субботы выдалось ясным и солнечным, и это усиливало праздничное настроение, которое создавали и красные флаги на улицах, и выплескивающаяся из репродукторов музыка. Не простая была суббота — «красная». Традиционный Всесоюзный коммунистический субботник.



Коллективу сортировочной горки предстояло проложить кабель на территории станции. Начальник горки проинструктировал работников, назначенных на рытье траншеи, и назначил руководителем работы старшего электромеханика Иванова, который расставил людей и дал им задание. Работа закипела.

«Прошел час. Уже была готова немалая часть траншеи, когда появился электромонтер Моршин. «Ребята, проспал я, — объяснил он свое опоздание. — Что делать-то?» «Что делать, что делать,— проворчал Чванов.— Вот бери метлу да грабли и наведи порядок вокруг компрессорной. Даже сегодня не смог вовремя прийти». Работа продолжалась.

Вскоре Чванов подозвал к себе старшего электромеханика Лагутина и электромеханика Матвеева.

— Надо перекатить барабан с кабелем от компрессорной к траншее. Двоим вам не справиться, сейчас я схожу за людьми. Ждите, — сказал он. И ушел.

— А чего ждать-то? — спросил Матвеев у Лагутина. — Что мы, не справимся? Вот и Моршину надоело, - наверное, метлой размахивать. Он нам и поможет.

— Ну что же, это дело, — проговорил Лагутин.— Эй, Василий, — обратился он к Моршину,—перекатим барабан через пути?

— Можно, — согласился электромонтер.

Пока еще ничего страшного не произошло. Остановиться бы в этот момент старшему электромеханику Лагутину, подумать. Почему это руководитель работ велел им ждать? Он что, Моршина с метлой не видел? Да и сам бы еще помог, вчетвером они с этим барабаном играючи бы справились. Так нет же, ушел. Вспомнить бы Лагутину, что когда тяжелый груз через пути переносишь, тут главное не «тяни — толкай» скомандовать, а о безопасности позаботиться. И никаких сверххитростей придумывать не надо. Достаточно вспомнить— и соблюсти!—всего один пункт из хорошо всем известных (а уж старшим электромеханикам — тем более) Правил техники безопасности и производственной санитарии в хозяйстве сигнализации и связи железнодорожного транспорта. Правила эти имеют номер — ЦШ/2729. А 221-й пункт описывает, как надо организовать работу. Процитируем:

«При транспортировке деталей вагонного замедлителя и другого оборудования через горочные и подгорочные пути руководитель работ обязан через дежурного электромеханика сделать запись об этой работе в Журнале осмотра путей, стрелочных переводов, устройств СЦБ и связи.

Бригада, транспортирующая детали, должна быть ограждена: со стороны горба горки — приведением в закрытое положение горочного и маневрового сигналов; со стороны подгорочного парка — сигналистом с ручным красным сигналом, находящимся от бригады на расстоянии, считая в сторону подгорочного парка, не менее 50 м и передвигающимся одновременно с транспортируемыми деталями».

Вот как надо было поступить строго по правилам. Так, может быть, Чванов пошел делать запись или искать сигналиста? Подожди, Лагутин, повремени. Так нет же, не подождал, не повременил, а скомандовал «тяни — толкай» или «навались», и три человека покатили барабан с кабелем от компрессорной в сторону путей. К первому подгорочному. А в это время...

... А в это время дежурный по горке, не подозревая о том, что группа людей с тяжелым грузом через несколько минут окажется на путях, открыл маневровый сигнал с первого подгорочного пути. И рефрижераторная секция из пяти вагонов с локомотивом в хвосте двинулась навстречу группе новоявленных такелажников. Заметив движущийся состав, остановились у обочины, возле пешеходного настила. Люди все же осторожные, не самоубийцы. Секция, проследовав настил, тоже остановилась. Через некоторое время загорелся лунно-белый огонь на следующем маневровом светофоре для дальнейшего движения состава.

— Все ясно, — подумали трое. — Дежурный по горке переставляет секцию с выездом через горб. Так у нас бывает. Сейчас состав пойдет дальше вверх.

— Навались, — скомандовал Лагутин.

Что было дальше, сухим официальным языком говорится в акте расследования:

«В момент наката барабана по настилу в колею (поперек пути) произошел наезд вагонов на барабан с катящими его людьми. В результате удара Лагутина отбросило в сторону от пути, Матвеев оказался внутри колеи под вагонами, а Моршина вместе с барабаном протащило на расстояние 37 м от места столкновения до стрелки, где выбросило на обочину.



При этом была травмирована левая нога у Моршина, он был доставлен «Скорой помощью» в больницу, где ногу ампутировали ниже колена. Матвеев после прохода второго вагона успел выскочить из колеи невредимым. Лагутин также не пострадал».

Произошло же вот что. Дежурный по горке по радиосвязи отдал команду машинисту толкнуть рефрижераторную секцию на пути подгорочного парка, а уже затем по открытому маневровому сигналу следовать в сторону горба горки. Что и было сделано. О транспортировке барабана с кабелем никто на станции не знал.

Возникает вопрос, могло ли при таких грубых нарушениях дело обойтись благополучно? Конечно же, могло. Достаточно было подкатить этот злополучный барабан на несколько минут позже и все прошло бы без сучка без задоринки. Может быть, так это и сходило много раз и породило пренебрежение к правилам. А они этого не прощают.

Есть у этого происшествия еще один аспект. Замечено, что чаще всего попадают в различного рода неприятности новички. Это и неудивительно — дают себя знать отсутствие опыта, навыков. Удивительно другое: следующую за ними группу составляют очень опытные работники. Такое же соотношение отмечается, кстати, и у водителей автомобилей, у других категорий работников. Объяснить это можно по-разному. Возможно, многократные мелкие нарушения правил и инструкций, не вызвавшие печальных последствий, за многие годы сформировали сложившийся стереотип отношения к таким нормам, как к чему-то не очень обязательному. А иной раз долголетний опыт создает стереотип мышления, не учитывающий нестандартное (нештатное, как говорят космонавты) развитие ситуации. Вот и в нашем случае, открытый маневровый сигнал ввел в заблуждение работников. Сотни раз они видели, как по открытому сигналу приходит в движение весь состав, и как-то упустили из вида, что локомотив может двинуться в одну сторону, а вагоны покатиться в другую. Зачастую расплата за такие заблуждения бывает слишком дорогой.

А теперь давайте ответим на другой вопрос. Если бы в Журнале осмотра была сделана необходимая запись, выставлен сигналист, то гарантировало ли бы это успешное и безопасное ведение работ? Думается, что нет. Никакая запись, никакой звук рожка сигналиста движущиеся вагоны не остановят. Это условия необходимые, но не достаточные. Надо, чтобы еще и каждый сам помнил о своей безопасности и заботился о ней. Нужно выполнить требования не только буквы правил, но и их духа.

Зачем, скажем, делать запись в Журнале осмотра? Во-первых, чтобы получить разрешение дежурного на проведение работ, во-вторых, чтобы привлечь его внимание к обеспечению безопасности людей, работающих на путях. Так может быть, чтобы эту безопасность гарантировать, стоило бы старшему электромеханику несколько минут постоять около дежурного по горке, лично убедиться в отсутствии роспуска, подсказать своим товарищам, когда можно переправляться через пути? Буква закона этого не требует, но вот дух-Случай, о котором мы рассказали, еще раз подтверждает печальные, но справедливые слова о том, что правила техники безопасности пишутся кровью. Иногда кровь проливается, когда какая-то ситуация не учтена правилами, и тогда в них добавляют новую норму, учитывающую очередной трагический опыт. Но ведь в нашем-то случае ничего дописывать не пришлось. Надо было только соблюдать то, что уже давно написано, выучено, «сдано» и, к сожалению, нередко — забыто.

И еще одна грань вопроса. Как водится, после расследования был издан приказ. И конечно же многие участники событий получили строгие взыскания. Но при чтении этого приказа возникают крамольные мысли. Кажется, будто вышестоящие начальники озабочены тем, чтобы «отреагировать», чтобы большим перечнем фамилий и взысканий отвести от себя возможные упреки в том, что они сами «недостаточно контролировали, уделяли внимания». И вот рождается приказ. А в нем...

Начальнику горки ставится в вину, что не сделал записи в Журнале осмотра. Он ее действительно не сделал, но должен ли был он ее делать? Уже упоминавшийся п. 221 Правил техники безопасности четко говорит, что это функция руководителя работ, который должен сделать запись «через дежурного электромеханика». А руководителем работ, как мы помним, был назначен старший электромеханик Чванов. По-видимому, при подготовке приказа рассуждали примерно так: «На горке произошла травма, как же не вынести взыскание начальнику горки». И вынесли. Да не по делу.



А вот Чванов, если верить приказу, виноват в том, что не убедился в оформлении записи. Кого же старший электромеханик должен был контролировать, по мысли авторов приказа? Начальника горки?

Такой приказ, вышедший на линию, совсем не способствует повышению безопасности труда. Может быть, стоит отказаться от старого мышления, старых методов, в соответствии с которыми надо было «прореагировать», раздать «каждой сестре по серьге» по всей цепочке от исполнителя до руководителя. А заботиться о том, чтобы каждый соблюдал букву Правил техники безопасности и их дух.



Звоните!
8(499)343-27-33
8(964)647-88-49